Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
03:00 

И если и убьёт её природа, то только яблоком по голове. (с) Дмитрий Воденников
«Сон, кефир, работа, одиночество». Сергей Довлатов.
Ну просто не могу не примерить на себя. Сон нервный и больно короткий, работа вся в тумане, одиночество вяло перетекающее в образ жзни. Вот так всегда: мне остается один кефир, да и тот, наверняка, в скором времени окажется прокисшим.

@темы: Алиса в Зазеркалье, Коротко о глубокомысленом, Этому валерьянки больше не давать

22:54 

Алексей Иванов. Сердце пармы.

И если и убьёт её природа, то только яблоком по голове. (с) Дмитрий Воденников
В этом мире всё просто, прекрасно и жестоко. Здесь жирные тучи, вспарывающие животы о хищные зубья отвесных скал, роняют на ельники и буреломы дожди, а позолочённые ранними осенними холодами берёзовые листья заплатками проглядывают сквозь тайгу. Здесь, под розовыми молочными восходами прищурившегося светила, земля щедро поливается кровью сросшихся в извечном противостоянии двух великих народов и двух великих вер. Здесь творится языческая чертовщина, загнанная под православные купола, и сквозь тёмную, каменную почву, почти не пригодную для посевов, проклёвываются ростки истинной православной веры, такие же стойкие и непоколебимые, как вековые сосны, раскинувшие свои ветви под солнцем уральских земель. Здесь, почти как Мона Лиза, загадочно улыбается кровожадная Сорни-Най и недобрыми красными угольками вспыхивают днища её ненасытных глаз, решающие все судьбы этих бескрайних простор. Этот мир зовётся Великая Парма.
Ветвистое, как лосиные рога, эпическое повествование подобно колдовской, демонической жиже, которая поражает воображение уколом сотни тоненьких игл, чем-то неуловимо похожих на еловые, сковывает и утягивает читателя в самое своё сердце, в сердце пармы. Чего только нет в сюжете этой поистине загадочной и порой пугающей книги – как в небезызвестной присказке, здесь смешалось всё: кони, люди – и огонь неутихающей, безумной любви, палящий души людей и города до чёрных пепелищ, и беспощадные битвы, сплотившие или разогнавшие по разные стороны пермских лесов многоликие народы, и душевные терзания на грани умопомешательства как главных, так и второстепенных героев, способные перевернуть ход истории целых государств… Под высоким и тяжёлым небом пармы свились в одну и накрепко переплелись судьбы двух народов – пермяков и русских: от деревенского люда до княжеских родов, таинственных хранителей пермских тайн – хумляльтов и ламий до богатырей, спасших ценой собственной жизни не только жизни других людей, но и веру этих людей, их историю, духовность и совесть. Со страниц книги так и глядит своим прищурено-хитрым взглядом старый мудрец, не пожелавший покориться чужой вере, светловолосый и статный воевода, не сумевший простить самому себе подлость и малодушие, черноокая ведьма, идущая тропинками судьбы, хмурый справедливый князь, познавший великую истину, великую любовь и великое одиночество.
Кажется, что истина произведения скрывается в нерушимом соперничестве двух великих вер, но это вовсе не так. Да, люди режут друг друга без тени угрызения совести, озлобляются в ненависти, дичают и гибнут за веру. Но на самом деле поднимается совсем иной вопрос: А настолько ли различны эти две сумасшедшие веры и эти люди, вспарывающие друг другу животы в неистовой ярости? И вообще различны ли они? Ответ появляется туманно, но в процессе чтения становится всё более очевидным: мы все ходим одними и теми же дорогами под этим синеглазым небом, молимся одним и тем же богам, по привычке называя их разными именами, да и живём-то по сути абсолютно одинаково: едим, спит, ссоримся, воспитывает ребятишек, любим и скорбим по погибшим…
Так зачем тогда война? И эти нелепые православные крестоносцы-священники, насаждающие парму на копья, напоминающие кресты, московской кабалы? И на этот вопрос у талантливейшего Иванова есть свой ответ, даже два: русский и пермский, которые открываются под конец повествования, но всё же оставляют за собой право предложить читателю довольствоваться лишь многословным многоточием…
Иванову по-настоящему удалось заварить муторную, мухоморную, колдовскую похлёбку повествования, которая поначалу давит читателя. Но затем, в единый миг, странная, до конца не понятная и не изведанная жидкость романа вдруг превращается в ледяные воды чистейших горных ключей, которые дают читателю, как уставшему после длительной дороги путнику, напиться и, наконец, осознать самое важное: суть книги заключена в её неимоверной энергии и силе старинных пермских легенд и былин, глядящих своими дикими, бесноватыми глазами прямо в душу, стирая с неё следы сомнения. Роман заставляет поверить лишь в единого бога, имя которому Судьба. Но именно поверить, а не сломаться под тяжестью его прямого взгляда, не надломиться и упасть, не покориться, подобно последнему рабу, и принять свою Судьбу с достоинством, что бы она с собой не несла, гибель ли или победу, предательство сына или нежданную помощь от заклятого врага…
Потрясающая книга, которая оставляет после прочтения пусть и тягостные, но всё же необходимые думы о силе выбора, человеческом достоинстве, способности к самопожертвованию, истинной бескорыстной вере и способности принимать смелость идти по пути своей Судьбы, гордо подняв голову к жгучей синеве бархатного одеяла неба, утыканного стекляшками звёзд…

Агния

@темы: Немного Агнии во мне

22:48 

Однажды

И если и убьёт её природа, то только яблоком по голове. (с) Дмитрий Воденников

Что может случиться одним пасмурным, прозрачным днём с уличным музыкантом, разносчицей цветов, двухлетней девочкой, продюсером маленькой звукозаписывающей студии, пожилым мужчиной, чинящим пылесосы и девушкой, живущей в Лондоне? Да всё, что угодно, в том числе и маленькое, кажущееся совсем незаметным и невзрачным, но, тем не менее, настоящее чудо…
Небритый, рыжеватый парень с дырявой гитарой наперевес, поющий песни собственного сочинения лишь по вечерам, когда никто толком-то и не слушает его надрывное пение, и хрупкая, русоволосая девушка с охапкой журналов и пылесосом в руках, кидающая в его чехол десять центов – казалось бы, обычные молодые люди, которых сценаристы вот-вот подведут к роману и постельной сцене в конце, вот сейчас, буквально за следующим поворотом, а нет: эти двое – целая звезда солнечного масштаба, вокруг которой вращаются другие не менее значимые, но отодвинутые на второй план планеты; и не будет в конце никаких постельных сцен и баталий, ибо к чему все эти условности, когда важно совсем другое, когда акцент делается на волшебстве человеческого общения, способного возродить, излечить, сподвигнуть на поступок, а не на каких-то там сценах? У каждого из героев своя жизнь с каждодневными заботами и проблемами, такая обычная и земная, знакомая каждому зрителю, и вместе с тем невероятно искренняя и трогательная, такая наивная – до мурашек по коже. Как накормить ребёнка в отсутствии его отца, как прожить на жалкие доходы от ремонта пылесосов, как выучить английский с помощью телевизионной передачи – всё это жизненно важные вопросы, которые героям приходится решать, чтобы элементарно выжить, но и они теряют свои значимость и актуальность на фоне глубинного взаимопроникновения двух творческих людей в души друг друга. А когда волшебство вдруг высекает кремнием доверия в душе искры надежды и веры, а быть может, и любви, тихой, незаметной, но удивительной и потрясающей, наделённой неимоверной созидательной энергией, жизнь переворачивается с ног на голову, а небо падает на землю… И тогда можно не без доли удивления обнаружить, что подобный толчок от судьбы становится прекрасным лекарством от городской депрессии, одиночества и тоски, плавно перетекающих в извечную меланхолию и депрессию.
Настоящий, искренний, бесконечно добрый, очень простой и немного грустный фильм о взаимопомощи и дружбе, о любви и верности, об искренности и надежде. Фильм, возрождающий в памяти потрясающий букет, составленный из прожитых эмоций, заставляющий зрителя оценить и переоценить свою жизнь, во многом очень простую, но иногда непонятную и трудную, как задачи по высшей математике. Фильм, похожий на дуновение тёплого июльского морского бриза – смотрится на одном дыхании, оставляет потрясающе светлый след в сердце и щёки со стекающими солёными струйками. В нём минимальное количество декораций, абсолютное отсутствие спецэффектов и голливудских звёзд первой или даже предпоследней величины; на протяжении всей картины не покидает ощущение, что и не фильм это вовсе, а кусочек жизни, скажем, соседей, подсмотренный сквозь открытое окно на кухне.
Удивительное кино, сочетающее в себе показанную с невероятной лёгкостью грубую жизненность и волшебство, присущее сказкам. Таких фильмов действительно мало, и на фоне тотального засилия киноиндустрии американскими полуфабрикатами, индивидуальность этой картины играет яркими красками, словно капля воды в лучах полуденного солнца.
И если всё вышесказанное можно списать на некстати проснувшийся и расшалившийся субъективизм и заявить, что фильм на самом-то деле так себе и даже хуже, то уж точно невозможно отрицать тот факт, что картина наполнена потрясающими музыкальными композициями, очень настроенческими, порой надрывными, исполняющимися на пределе всех душевных сил, сумасшедше прекрасными и лирическими, западающими на самое дно души, оставляющими в сердце привкус горьковатой грусти и сладостной веры в любовь.
Обычно я не советую смотреть фильмы, но это как раз тот случай, когда из правила так приятно сделать исключение!
Агния

@темы: Немного Агнии во мне

12:21 

И если и убьёт её природа, то только яблоком по голове. (с) Дмитрий Воденников

Сегодня - первое августа, а значит, на улице последний месяц лета собственной персоной. Значит, позади два раза по тридцать солнечных и дождливых, радостных и грустных, теплых и прохладных, летних дней. И да, это значит, скоро осень.

Лето промчалось мимо меня даже не заглянув в гости - в его списке, очевидно, мелькают куда более важные персоны. Июнь рассыпался страницами хрестоматий, а июль растекся горячей улыбкой по оконному стеклу. Что будет с августом - даже представить страшно.
Два месяца пронеслись так быстро, что я не успела ничего запомнить; и вместе с тем, так медленно, что я не смогла ничего забыть. Моё персональное лето повисло вместе со мной во временной пустоте, мы теперь наблюдаем за течением событий откуда-то сверху, жуем бублики и дрыгаем ногами. Толку от этого немного, но нервы успокаивает.

Каждый день я толкаю свое лето в бок локтем и спрашиваю, мол, ну, и когда будешь приступать к своим прямым обязанностям? Лето молчит и запихивается бубликом. Я даже могу порабтать экстрасенсом: через месяцок кое-кто подавится вышеупомянутым хлебобулочным изделием, и мы плавно перейдем к следующему периоду зависания, только на этот раз вместе с осенью. А с ней, у нас давняя дружба и взаимная любовь, как известно. Думаю, договоримся.

@музыка: Люмен - Бабочки

@темы: Алиса в Зазеркалье, Побаловаться плюшками в стране Чудес

22:33 

И если и убьёт её природа, то только яблоком по голове. (с) Дмитрий Воденников
Иногда, сидя на любимом столь же захламленном,
как и моя бедная голова, балконе,
получается думать о чем-то совсем отвлеченном,
далеком и столь же недостижимом,
как орех для белки из Ледникового периода.
Продолжается это чудесное чувство, правда, совсем недолго,
а именно пока полуголый и пьяный вдрызг сосед
не выходит на соседний балкон с сигаретой,
и тонкий летний вечер на моих двух квадратных метрах
не превращается в превращается в муку никотиновой камеры.
Но хорошего, как говорится, понемножку.
Приходится передвигаться по квартире мелкими перебежками:
от комнаты до балкона, от балкона до гостиной, из гостиной,
когда наступает долгожданная ночь на кухню.
Кухня – это вообще своеобразное квартирное завихрение,
на любой кухне, в особенности ночи,
у меня ладится любое дело даже при абсолютно пустых холодильниках.
Так, я верчусь вокруг своей оси, периодически слетая с катушек,
а заодно и с орбиты.


И пока планета вертится, вероятность есть, мы встретимся…
(с) Мои любимые игры

@музыка: Мои любимые игры- Убийца

@темы: Алиса в Зазеркалье, Этому валерьянки больше не давать

17:39 

И если и убьёт её природа, то только яблоком по голове. (с) Дмитрий Воденников
Мои сказки - это вода, текущая под камень, окрашенная в голубоватый цвет неба, немного горького вкуса, с ванильным запахом.
Мои слова - это капли, падающие с кончиков пальцев в минуты душевного прилива.
Мои стихи - это потоки, которые никогда не увидят света, потому что привыкли к пещерной темноте.
Мои письма - это реки, по которым когда-нибудь поплывут корабли.

Мои сказки вредны и очень требовательны: они всегда хотят щепотки понимания и горстки радости.
Мои слова осторожны: вечно боятся нанести случайную обиду.
Мои стихи нескладны: им не дано рифмоваться просто потому, что потоки не поддаются никакому контролю.
Мои письма абстрактны: я никак не могу с ними совладать с их лирическими завихрениями.

Мои сказки шаблонны: хорошо зная меня, всегда можно предугадать их конец.
Мои слова своенравны: часто бывают непослушными и упрямятся, пока я не соглашусь с ними.
Мои стихи рискованны: могут при случае настучать по дыне.
Мои письма облачны: их редко можно однозначно квалифицировать.


Так вот, мои сказки - это вода, слова - капли, стихи - потоки, письма - реки.
А моя жизнь - сплошной водоворот.

@темы: Алиса в Зазеркалье, Этому валерьянки больше не давать

01:34 

И если и убьёт её природа, то только яблоком по голове. (с) Дмитрий Воденников

Дело не в интрижке, а в том, что она перевернула жизнь.
Саша Денисова

Когда я устаю притворяться и, наконец, вдруг дерзко решаю посмотреть правде в глаза, мне не схватает сил. В условиях затуманенности сознания и местной анастезии чувств все силы брошены на крошечный участок восточного фронта, ибо там нынче идут ожесточённые бои за качество оценки произошедших событий.
Люди - существа мнительные и, как ни крути, трусливые. Мы озираемся в переулках, нервно сглатывая подступающий к горлу ком страха, лишь из-за того, что нас часто пугают страшные бяки-буки, наивно глядящие на наши искарёженные ужасом лица своими небесно-голубыми глазами ведущих телевизионных новостей. Мы нервно крестимся и повторяем всуе имя, которое можно называть лишь шёпотом, ночью, в молитве, из-за случайной встречи с базарной цыганкой или пролетевшей над головой вороной, трясёмся в предвкушении "мистики"... Что уж говорить о земном, нелепом и жутком "переворачивании с ног на голову" всего, что когда-то по какой-то глупой шутке было твоей жизнью...
И вот когда в эту ошибку-прошлую жизнь врывается вихрь, ураган, или попросту "интрижка", мы ломаемся от страха за призрачное будущее и пятимся назад, забывая о том, что сзади, быть может, пропасть. Человек может испугаться странностей, причуд на грани чудес и сойти с пути, в конечном итоге заблудившись.
И как бы ты не протягивал руку, как бы не силился спасти, как бы ни бежал на встречу - всё пустое, как высохшая за зиму картофелина. Нужно чётко и ясно осознавать, что люди могут просто бояться изменений.
Но здесь как раз-таки вмешивается вездесущая девушка-судьба (порой она элегантна до умопомрачения, но зачастую - под глазами у неё красуются подтёки от туши, волосы взлохмачены, а изо рта доносится запах стойкого перегара), которая крутит пальцем у виска вам обоим и орёт, что есть мочи: "Бараны, (ик) я зачем вас так долго (ик) и упорна сводила? От скуки что ль?"
И пусть неприятно заигрывать с этой странной бабой, пусть назад идти нет сил, а вперёд - желания, с судьбой не поспоришь - механизм "переворачиваемости" уже запущен в действие, таймер отсчитывает уготованные ему секунды тщательно и остервенело, и рыпаться действительно поздно. С этих пор прежняя жизнь становится постылой и чужой, а мысли утекают в какую-то временную воронку.
Кажется, что выхода нет.
Потому что его на самом деле нет.

То, что ты, смеясь, называешь "интрижкой", овладело твоей жизнью, запутало все следы по дороге назад и стало на твоём пути, упрямо глядя в твои глаза и тихо улыбаясь на прощание...

 


@музыка: Muse - Bliss, Megalomania, Thoughts Of A Dying Atheist; Kent - Romeo Atervander Ensam

@темы: Немного Агнии во мне, Бред из разряда лирических, А мой шёпот - всего лишь шум дождя

16:14 

И если и убьёт её природа, то только яблоком по голове. (с) Дмитрий Воденников
- Так, значит мы договорились: пишем о ворах и о бомжах, так?
- Эээ.. Вообще-то о ворах и шенгенских визах..
- Ой... Что-то я перепутал...


Обожаю главредов.

@темы: Три полуцензурные буквы или прямой репортаж с места событий

19:42 

Черт возьми.

И если и убьёт её природа, то только яблоком по голове. (с) Дмитрий Воденников
А по воскресеньям в Ростове на свет Божий выползают джентельмены. Опасливо озираясь они неловко уступают девушкам места в маршрутках. Нервно косясь на своих жен придерживают нам двери в магазинах. Скрипя зубами поднимают с асфальта упавшие копейки.
И даже матерятся они по воскресеньем как-то особенно приветливо.

@музыка: Placebo

@темы: Алиса в Зазеркалье, Этому валерьянки больше не давать

00:31 

И если и убьёт её природа, то только яблоком по голове. (с) Дмитрий Воденников
Когда лучший друг кричит в трубку: "Нет, не общайся с ним, даже ради прикола. Я тебя умоляю. Я боюсь за тебя, слышишь?", приходит осознание, что в твоей жизни творится что-то не то.

@музыка: 30 Seconds To Mars

@темы: Немного Агнии во мне, Коротко о глубокомысленом

23:28 

И если и убьёт её природа, то только яблоком по голове. (с) Дмитрий Воденников
Господи, почему вместе с Евой ты не подарил Адаму знание о том,что не все девушки любят
краные розы и клубничное мороженое?

@музыка: Radiohead - 15 Step

@темы: Коротко о глубокомысленом, Алиса в Зазеркалье

13:27 

Кофемашины и братья по перу и кости.

И если и убьёт её природа, то только яблоком по голове. (с) Дмитрий Воденников
Один из самых идиотических стереотипов, облаченных в форму фразеологизма, в современной журналистике - это так называемый «мерзостный кофе из автомата». Порой создается ощущение, что наши труженики пера и диктофона окромя непрерывного тестирования вышеупомянутого кофе на степень мерзости, ничем не занимаются. И каждый, каждый хотя бы немного поплутавший по коридорам неизвестных зданий в поисках сюжета считает своим долгом оповестить читателя о том, какой же гадкий кофе производят нынче автоматы...
Вот например, из последнего Репортера, прямой репортаж с места недоотвраления: «Мы закуриваем ещё по одной и запиваем дым мерзким кофе из автомата». Я, конечно, понимаю, а-ля психологические детали и всё такое, но не постоянно же, други мои!
Я бы удивилась, если в каждом замызганном офисе из трех комнат по пять столов в каждом делали арабику или аргентинский на отдельной кухне. А ничего, что с утра, когда у тебя каша в перемешку с тараканами в голове, легкая затуманенность перед глазами и слабое недомогание всех частей тела, проклиная всё на свете, ты, как правило, ползешь к этому самому проклятому автомату и, чертыхаясь качеством пойла, вливаешь в себя стаканчик живительного эликсира местного ралива? И только после мерзокого кофе из автомата и с отвратительным привкусом во рту ты начинаешь что-то соображать...

Оставьте бедных автоматов в покое, товарищи! У них и так жизнь совсем не сахар...

@темы: Алиса в Зазеркалье

12:37 

Страсти по арбузам..

И если и убьёт её природа, то только яблоком по голове. (с) Дмитрий Воденников

Проведя страстную ночь в обнимку с греческими словарями, я, видимо, спровоцировала ряд каких-то необратимых процессов в своей бедной захламленной голове. Поэтому с утра, открыв нашу с Агнией арбузную страницу, я ошалело начала всматриваться в ник. Нет, ну арбузные мечты или мечты созревшей дыни - очередная наша бредовая личина, ни больше, ни меньше.
Оно бы и ладно, если бы не мои познания в сфере индоевропейких языков. «Меллон» в переводе с новогреческого означает ни что иное, как «будущее». Вот вам и «наши мечты на будущее», «можем, когда умеем», как точно запуталась Агния. Уже не говоря о том, что мечты дыни - это вообще наша родная тема, мечты нашей башки то еть, а точнее целых двух. Ибо как говорила одна среднестатистическая учительница одной среднестатистической школы одному нашему среднестатистическому знакомому - «Нет, ну это не голова! Это дыня!!»

@темы: Необратимые последствия совместного пребывания Агнии и Алисы

12:31 

И если и убьёт её природа, то только яблоком по голове. (с) Дмитрий Воденников
Производственная практика для студента-журналиста.
Про груди Анны Семенович мне, конечно, ещё не доводилось писать, но всё в этой жизни бывает впервые...

@музыка: Placebo

@темы: Алиса в Зазеркалье, Коротко о глубокомысленом, Три полуцензурные буквы или прямой репортаж с места событий

11:53 

И если и убьёт её природа, то только яблоком по голове. (с) Дмитрий Воденников
Когда в книжном магазине мы кинулись в противоположные стороны, я поняла, что мы абсолютно разные люди.

@темы: Алиса в Зазеркалье, Коротко о глубокомысленом

11:49 

И если и убьёт её природа, то только яблоком по голове. (с) Дмитрий Воденников
- Сегодня мой завтрак был божественным. Собственно, божественность его заключалась в том, что он был...
- О да! И это счастье, я вот сегодня запила святой дух бутылочкой белого чая и поплелась в родную редакцию.

@темы: Необратимые последствия совместного пребывания Агнии и Алисы

11:43 

И если и убьёт её природа, то только яблоком по голове. (с) Дмитрий Воденников
Спустя полгода после расставания ко мне вновь возвращаются любимые мужчины, лучшие друзья и даже собака...

@темы: Немного Агнии во мне, Коротко о глубокомысленном

00:54 

Фредерик Бегбедер. Романтический эгоист.

И если и убьёт её природа, то только яблоком по голове. (с) Дмитрий Воденников
Лего из эго

Как бы ни был скандален и растиражирован товарищ Бегбедер, как бы им ни восхищались и как бы его ни поносили, факт остаётся фактом – книга, которую хочется перечитать nn-ное количество раз, растащив её на цитаты до последней строчки, попадается на прилавках книжных магазинов не так уж часто, да что уж там говорить – определённо очень и очень редко. А «Романтический эгоист», что бы ни говорили противники французского нонконформиста, является именно такой книгой.
Дневник-исповедь талантливого писателя Оскара Дюфрена настолько прост и чёток по структуре, что повествование складывается в определённую систему с собственным ритмом и метрикой, составляя контраст с душевными переживаниями главного героя, которые выступают в роли лакмусовой бумажки, которую окунули в водоворот современного общества и заставили чувствовать себя там, как дома. Сам главный герой – карикатура, воспалённое Альтер-эго, отражение в сотни кривых зеркал самого Бегбедера, и порой кажется, что писатель запутался в сложных нагромождениях собственного Я, играя в извечное, по выражению самого Бегбедера, лего из эго. Сюжет, как таковой, в произведении попросту отсутствует, уступая нагретое место записям в стиле «мыслей на салфетках». Калейдоскоп событий, галерея портретных зарисовок не является самой целью описания, ибо на фоне разврата свингерских баров и циничных сцен покорений борделей главной фигурой выступает внутренний мир Оскара Дюфрена с его мыслями, чувствами и рефлексиями.
Жизнь популярного писателя Оскара протекает вполне однообразно – от одной огромной любви к другой, ещё более сильной и поглощающей, а между этими двумя микро жизнями – постоянное пребывание среди светской тусовки, горы кокаина и алкоголя, личностные тупики и фразы недели, записанные наспех в дешёвый блокнот. На мой взгляд, именно эти наспех зафиксированные мысли и есть суть всего повествования, так как Оскар рассуждает о политике, религии, искусстве, любви, да и жизни в целом. Хотя название скорее отсылает к второсортных любовным романчикам, которые продаются на вокзальных площадях, мысли и философия Дюфрена-Бегбедера отнюдь не второсортные и тем более, не площадные. Она свежи, актуальны и пессимистичны, порой до холода по кожи циничны, но в них есть то, что давно утратила большая часть современной литературы - они бесконечно искренни, и это, чёрт возьми, подкупает. Ведь гораздо проще описывать чью-то выдуманную жизнь, чем честно признаться: да, это моя жизнь, это я так живу, потому что я так хочу, и плевать на ваше весьма уважаемое мнение…
«Романтический эгоист» - книга, которая хватает читателя за горло и не отпускает до тех пор, пока он не сделает определённые выводы, необходимые для дальнейшего личностного развития. В ней до одури и нервных конвульсий много стёба, который порой жесток, но всё же наводит на глубокие размышления. Да и лирики в ней хоть отбавляй, и пусть эта лирика кажется сначала муторной и высосанной из пальца тощего француза, потом приходит осознание, что не всё так просто у этого Бегбедера, и, слава богу, ибо в очередной раз провокационный француз показал всем, что книгу нужно не писать - ею необходимо жить.
Эта книга будет интересна всем отчаявшимся, потерявшим веру в любовь и дружбу, в политику, в бога, в конце-то концов. Она не оставит равнодушным того, кто до мозга костей считает себя дитятей XXI века, кто выступает за глобализацию и легализацию всевозможных удовольствий. Она понравится тем, кому вообще мало что нравится, и тем, кому нравится абсолютно всё.

Наверное, после всего вышесказанного, было бы глупо советовать прочитать эту книгу, ещё глупее – её читать, но самой большой глупость было бы так её и не прочитать…

@музыка: Placebo

@темы: Немного Агнии во мне, Судьбы сквозь замочные скважины, Рецензии

23:55 

И если и убьёт её природа, то только яблоком по голове. (с) Дмитрий Воденников
Иногда хочется просто забраться на подоконник, окружить себя серебряным коконом и пялиться в небо. Состояние банальное до ужаса, но так до конца и не изученное. Это, конечно же, не лень, нет. Может, этот тот самый швайнехуд, который вцепился в мою душонку своими острыми клыками и никак не отпускает - хорошо ему, комфортно. Может, это русская хандра, избитая каждым бульварным писакой (да простит меня Алексан Сергеич). Но чувство это опустошаюшее по природе своей, сковывающее, зажимающее - не очень хорошее, одним словом.
Наверно, все от того, что жизнь моя замерла где-то на дороге от одного этапа к другому и не хочет даже двинуться с места. Я уже, кажется, и так её подталкиваю, и эдак, и таран вызываю, и МЧС - хотя бы в качестве психологической поддержки - ни хрена, извините мне мой френч. И чего нужно этой упрямой кобыле - хорошего кнута или сладкого пряника - непонятно. У неё, наверно, затянувшийся перекур. Или укороченный отпуск. Надеюсь, что укороченный.
Дайте этой кобыле-жизни кто-нибудь пинок под зад вместе со мной, авось поможет.
3 раза слово "хороший" на 8 строк. Старость - не радость.

@музыка: Мара

@темы: Алиса в Зазеркалье, Этому валерьянки больше не давать

09:14 

И если и убьёт её природа, то только яблоком по голове. (с) Дмитрий Воденников
Просидев целую ночь и немного утра над греческими словарями, отчаянно пытаясь «вспомнить всё» и закончив-таки перевод к половине девятого утра, меня посетило ощущение, будто если выйти на улицу, то окажешься на переулке Макариос, точно под домом 16, напротив местной церкви. Справа - дом с оранжевыми стенами и решетками на окнах, слева - зеленая лавочка с перекошенными ножками. А вокруг - горы, горы, горы..
От таких небылиц я сама испугалась и вылетела на улицу. Справа - дом №32, слева - неопределенное пространство. Напротив - самый обыкновенный двор, и переулок - совсем не Макариос, не говоря о том, что и не переулок вовсе. Ощущение смылось, завидев первые признаки действительности. Отпустило, в общем, отпустило. Эх, спать тебе, Алиса, больше надо, спать...

@темы: Алиса в Зазеркалье, Побаловаться плюшками в стране Чудес

Истекая временем

главная