Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: немного агнии во мне (список заголовков)
21:32 

И если и убьёт её природа, то только яблоком по голове. (с) Дмитрий Воденников

Бывают настолько скучные, настолько нелепые в своей тошнотворной однообразности дни, когда единственным средством развлечения собственного «я» является, что бы вы думали… путешествие к почтовому ящику. Идёшь по двору в каком-то совершенно невменяемом виде, нелепом обмундировании (ключ, фонарь и отвертка в руках на всякий случай – традиционный набор маньяка-неудачника), шлёпаешь сапогами по лужам, купая их носы в талой, мутной воде. Кажется, будто проделал грандиозный путь, хотя на самом деле прошёл всего-то метров десять до соседнего подъезда. И в душе так отвратительно пусто, что и слов никаких не подобрать для описания этого настроения. И тут находишь в ящике письмо, с вложенной в него улыбкой и кусочком души, такое тёплое, искреннее, что чувства пробуждаются, как спящая красавица от поцелуя принца, гнома, леприкона (ну, кто там из них был особо падок на Белоснежек?)..
Валяешься на кровати, зарывшись в книги и плед, фантики от леденцов и газетные страницы, читаешь письмо. А там – километры строчек о том, как человек, это самое письмо написавший, восторгается и потрясается полнотой и гармоничностью твоей жизни, её яркостью и необычностью. Твоей жизни. Жизни с возможностью открыть почтовый ящик как единственной надеждой на что-то настоящее…

И тут вдруг в комнате, которая уже и комнатой-то быть перестала, а превратилась в берлогу или лисью нору, где разодрали полчище подушек, содержимое которых создаёт рождественское настроение, копируя снег, раздаётся телефонный звонок. В трубке – усталый и даже почти знакомый голос, голос, который ты слышал давно, в прошлой жизни, а сейчас почему-то забыл. И голос странной мелодичной скороговоркой проговаривает: «привет, это я, жду тебя через полчаса там-то и там-то», и ты, нелепо заикаясь, говоришь всего одно слово: «хорошо». Кладёшь трубку и вдруг вспоминаешь этот отвратительный голос, принадлежащий человеку, которого, мягко говоря, очень не любишь – как в том анекдоте про Бога и мужика – Ну не нравишься ты мне! А делать-то нечего, он же уже ждёт. А ты мог бы не пойти, сославшись на срочные дела, сессию и прочее, и знаешь, что он, человек этот мерзкий, ни в коем случае не обидится, да и вообще не вспомнит о факте твоего существования через полминуты. А очнувшись от собственного бессилия, спровоцированного тяжкими размышлениями, понимаешь, что под ногами булькает вода, руки замёрзли без перчаток и самое жуткое – ты почти пришёл в обговоренное место, которое, кстати, тоже терпеть не можешь. И надо бы развернуться и пойти обратно, это если быть честным с самим собой. Но нет. Набираешь побольше сырого, свежего воздуха в грудь, стряхиваешь с волос капли дождя и заходишь в милое маленькое кафе в полной уверенности, что никто тебя там не ждём, потому что – и ты это твёрдо знаешь – человек с голосом, который ты почти не помнишь, тоже тебя не особо любит. Вообще не любит и никогда не любил. Собственно, вы чрезвычайно гармоничны во взаимной нелюбви. Но он сидит за самым отдалённым столиком, уставившись в окно, и неспешно курит. И ты подходишь к нему, садишься рядом, и молчишь. И молчишь. И молчишь. И начинаешь тихо ненавидеть день за то, что он не сгинул в своей собственной тошнотворной однообразности, а вынудил тебя рыпаться, куда-то бежать и напоминать самому себе муравья, спасающегося из затопленного муравейника. И молчишь. А потом небрежно просишь у человека сигарету, и он даёт – хотя прекрасно знает, что ты не куришь, и его терпеть не можешь отчасти и из-за его привычки, из-за этого вечного запаха дешёвых сигарет. А ещё он прекрасно знает, что ты скомкаешь эту сигарету и выбросишь на пол, и поэтому лениво улыбается, ощущая себя властителем твоей душонки.

Так проходит час-другой, потом он вдруг вспоминает о твоём присутствии и предлагает пройтись под дождём, так сказать тряхнуть стариной. И ты естественно не отказываешься. Так проходит ещё час-другой. Мысли в голове меняются одна за одной – как же я его ненавижу, что я здесь делаю?, да он прав, дурак, ненавижу, что-то в его словах есть, хочу домой, хочу домой, хочудомойхочудомойхочудомой… Так вы бродите по городу до тех пор, пока не вымокните полностью, затем, не прощаясь, расходитесь каждый в свою сторону. И ты идёшь в свою лисью нору с искусственным снегом и книгами, в тепло, к письму, и на душе так чисто, упорядоченно, как на капустной грядке после прополки. И улыбаешься неведомо чему. И если бы в этот момент тебя кто-то остановил и спросил, куда ты путь держишь, то ты непременно бы ответил в стиле Гришковца: «Я иду восвояси. Знаете такое место. Вот туда я и иду»…
У меня же там так здорово, вместо потолка – небо цвета бирюзы, и в зеркалах отражается моя улыбающаяся физиономия… и мне приходят письма… и звонит телефон… и в кармане завалялась сигарета, которую я скомкаю и выброшу… Меня там ждёт моя такая яркая и необычная жизнь…


@музыка: The Doors

@настроение: дождь, небо цвета бирюзы и телефон

@темы: Немного Агнии во мне, Полька, канкан и, естественно, марш Мендельсона

01:07 

Дмитрий Быков. Думание мира.

И если и убьёт её природа, то только яблоком по голове. (с) Дмитрий Воденников

Пожалуй, вряд ли найдётся в современной российской литературе фигура более одиозная и загадочная одновременно, чем Дмитрий Быков. Писатель, заслуженно претендующий на роль светила русской словесности; поэт, громогласно кричащий с баррикад общественных заблуждений; публицист, подобно высококлассному хирургу, вскрывающий тонко отточенным острием пера политические и социально-культурные нарывы; Журналист, именно с большой буквы. Быков способен рассуждать с присущей только ему одному прозорливостью, граничащей с пророчеством, о судьбе Росси, об утрате всяческих смыслов в нашей, казалось бы, такой налаженной (не без помощи чиновников, коммунальщиков, водопроводчиков, телевизионщиков, а также портних, поварих и бабарих) жизни. Быков не боится откровенно говорить о самом интимном – о душе, русской душе, заблудившейся среди революций, социализма, где-то между Москвой и Владивостоком увязшей в болотах войн, самообманов, публичных самосожжений и массовых репрессий…
«Думание мира» - сборник статей, эссе, рецензий, обозрений, колонок, опубликованных за несколько лет в различных изданиях от «Известий» до «Русской жизни». Куда катится современная Россия и как можно её остановить? – вопрос, проходящий сквозь все толщи повествования Дмитрия Львовича от первой страницы до её последнего собрата. Ответ, прямо перпендикулярно вопросу всплывающий на поверхности, не заставляет себя ждать, нервно поглядывая на будильник, спрятанный в кармане – он незамысловат и в некотором роде имманентен русскому человеку – НИКАК! Зачем останавливать страну, короткими перебежками передвигающуюся по замкнутому кругу истории, если этот круг – спасательный? Пусть все Америки и Европы вместе взятые бегут по своим кривым развития и благополучия, ибо путь их ведёт прямиком в жерло вулкана, к подножию цунами, в пропасть. Россия же, плавно танцуя всем уже поднадоевшую кадриль, вечна – и никакая пропасть ей не страшна, и мы, люди русские, должны гордиться землёй нашей матушкой, обеспечивающей всему миру гармонию и вселенский порядок. И всякие там Путины, Бондарчуки, Донцовы, Петросяны – порождения этого замкнутого круга, кстати, периодически подбрасывающего нам энное количество ресурсов вроде крови или нефти – и «никуда, никуда, никуда нам от них не деться». Только вот уповать русской душе практически не на кого, кроме Бога (которому надо молиться матом, так как не любит он нюни и сопли розовые) и себя самой (почти погребённой под годами собиравшимися слоями ненависти, зависти и наступания на собственное горло) – то есть шансы на исцеление сводены буквально до дырки от бублика. Ан нет, ребята, говорит Дмитрий Львович – российский человек неистребим, и жить мы будем ого-го сколько и переживём разного рода оказии вроде Апокалипсиса, главное – не творить этот Апокалипсис своими жилистыми руками.
Быков является генератором поистине удивительных мыслей и идей, его взгляд, подобно рентгеновским лучам, проникает с самую суть, вглубь, не рассеивая внимания на перифериях, его мысль, как дротик, ударяет точно в яблочко – и потому его рецензии и обозрения необходимо прочитать. Хотя бы один раз, а лучше два, пять, десять. Лексика, стиль, метафоричность Быкова обласканы всеми возможными критиками (из тех, конечно, кто осмелился судить о качестве глыб творчества вездесущего человека-оркестра), они действительно чудесны в своём разнообразии и многоликости – чего стоит только один традиционный приём надевания на автора личины его героя – Быков с одинаковой лёгкостью говорит в образе попа времён Иоанна Великого, молодого мажора, престарелой кокетки и ведь блестяще же говорит, ни один Станиславский не придерётся!
Наверное, эту книгу стоит открывать только тогда, когда всё то, что написано в других кажется гнусной ложью, и жажда правды в чистом виде туманит восприятие – иначе уж слишком высок риск не оправиться от потрясения, ибо гениальность вперемешку с откровением – сильное оружие массового поражения, правда, увидеть и понять то, о чём пишет Дмитрий Львович, прямо скажем, дано (да и надо) далеко не каждому. И кстати, да – Быкова можно недолюбливать за эти его проклятые шорты, за пошлые шуточки, за неуважение к зрительской аудитории, но только в том случае, когда восхищение перед его талантом затмевает всё вышеперечисленное, заставляя всё глубже погружаться в собственное думание мира.
Агния

Цитаты

@темы: Немного Агнии во мне, Рецензии

05:39 

Демоны на чердаках наших душ

И если и убьёт её природа, то только яблоком по голове. (с) Дмитрий Воденников
Мой ангел на меня сердит
За то, что я попалась в сети,
За то, что бес в ребре сидит,
А в голове гуляет ветер...

(с) Юнна Мориц

 

Сотни, тысячи, миллионы демонов гнездятся вокруг. И только один из них твой. Собственный. Персональный. Мой демон призрачен и хитёр, голубоглаз и немного наивен, любит рассуждать на философские темы, спать до обеда и с треском за ушами уплетать голубцы. Ну, ясное дело - мой, что с него взять? Он приходит, когда я испытываю острую необходимость в собеседнике, садится рядом, достаёт из кармана уготованную мне печенюшку и начинает свой монолог заунывным голосом, привычным для его гортани будто бы ещё со времён Ивана Грозного: "Ну што ты, дитятко? Аки в путь кудыть собраласи? Гой ты еси чеготь нового замутити вздумалоси?" Нет, молчать, молчать, как партизан, только молчать и не выдавать государственные тайны демонам всяким подзаборным - отдаю себе мысленный приказ: "Ни шагу назад!" Даааааа, мой судорожный плаксивый визг, кажется, слышен по всей вокзальной площади (Господи, это вообще я сейчас произнесла?), вот же ж сволочь голубоглазая - выпытал-таки... "Добре", - демон лыбится и неуклюже давится печенюшкой...

Весной мой демон только-только проклюнулся, глядя на меня своим хитрым глазом. И, едва оперившись, как-то незаметно стал дерзить, язвить и отпускать сальные шуточки в мой адрес. Я, существо по природе своей в принципе доброе, отвешивала ему оплеухи без особо тяжких физических последствий. Он воровал мои шоколадки, вишнёвый чай с корицей и полосатые носки. Я истерично писала гневные письма в Небесную Канцелярию с требованиями срочно прислать наряд МЧС по спасению души заблудшей. Дули! Дирекция Небесной Канцелярии в моменты моих терзаний обитала где-то в районах с тёплым влажным климатом, бегала по пляжам в цветастых плавках, готовила устриц в винном соусе. Демон хихикал и потихонечку сжимал свои объятия в области моего горла...

Летом демон, обожравшийся шоколадками и корицей, раскабанел, потерял хоть какой-нибудь товарный вид и соблаговолил дать мне передышку, пока сам потел по спорт-залам, корячился в соляриях и делал педикюр. Я спокойно сдала сессию...почти. Спокойно прожила половину своего заслуженного лета. А потом началась ломка - куда, чёрт возьми, подевался демон? Я искала его на вокзалах, ожидая электричку и запихиваясь плавленными сырками, в чужих городах, теряясь и петляя на кривым мостовым, в трамваях, убегающих за горизонт, в отражениях облаков на мокром асфальте, в книгах пост-советских шизиков, в мелодиях ненастроенных гитар и аккордеонов. Демон стоял за моей спиной и, зевая от скуки, подпиливал ногти.

Осенью он появился и, сверкая фирменным смайлом, выкинул на помойку мои любимые вещи. Поломал компьютер, стёр все фотографии и сожрал клубничный творожок. Выгнал меня бродить под дождём по тёмным улицам. Подсунул работу. С тех пор я, кажется, навсегда увязла в обрывках эмоций из существительных и междометий, а также кусках фраз, выцепленных их текста - "интервью, подземка, пить не буду, шняга, музыка из разряда фуфло обыкновенное, пропустите к звёздам - тварь я дрожащая или право имею?, рок-мать-твою, спокойно - без паники, не курю, отвали, кефирчику не найдётся?, какие клёвые усы - вы побрились осколком бутылки?, репортаж, Артур лажает, Ыыыыыы, я не нервничаю - у меня всегда гла дёргается, где тазик?" Я публично заявила демону, что ненавижу эту подлую тварь. Он поржал и пошёл доедать чипсы.

 

Интересно, что демон подкинет в мою жизнь этой зимой с неизменной приставкой псевдо?

Будем ли мы танцевать в пять утра на кончике кровати? Или, может, подглядывать за соседями в перерывах между кофе с апельсиновым ликёром? Я начну любить корейскую кухню? Перекрашусь в блондинку? Возьму интервью у Филиппа Киркорова? Влюблюсь в арт-директора? Начну помогать голодающим детям Африки? Уйду в монастырь? ...а?


@музыка: Доза Радости - Директор кирпичного завода

@темы: Этому валерьянки больше не давать, Полька, канкан и, естественно, марш Мендельсона, Немного Агнии во мне

03:48 

lock Доступ к записи ограничен

И если и убьёт её природа, то только яблоком по голове. (с) Дмитрий Воденников
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
00:55 

И если и убьёт её природа, то только яблоком по голове. (с) Дмитрий Воденников
Бывает, случается такая любовь, которая разрывает душу на сотни кусочков. А потом сшивает красной ниткой памяти без анастезии. А ты лежишь на операционном столе жизни, чувствуя солоноватый металлический привкус во рту вперемешку с запахом дезинфицирующих средств, и беззвучно повторяешь одними губами:
"Доктор, это же не кровь, это же кетчуп, да?"

@музыка: Kent - Protection

@темы: Немного Агнии во мне, Коротко о глубокомысленом

04:40 

lock Доступ к записи ограничен

И если и убьёт её природа, то только яблоком по голове. (с) Дмитрий Воденников
Город медленно, неслышно, крадучись, будто с похмелья, погрузился в туманные заводи. Фонари расплавились и потекли по стёклам запоздалых автобусов. Ранняя Луна нехотя следила за проделками осени своим одиноким жёлтым глазом.

URL
05:29 

И если и убьёт её природа, то только яблоком по голове. (с) Дмитрий Воденников
Здесь так мало тех, с кем легко говорить,
Ещё меньше тех, с кем не страшно молчать...
(с) Белая Гвардия


Когда-то я думала, что самые большие беды в нашей жизни происходят от недостатка слов, замалчивания, утаивания, фальсификации, то есть подмены слов тишиной. Сейчас я понимаю, что все трагедии от того, что кое-кто не умеет вовремя заткнуться.
А ведь тишина - это великое счастье. В её таинственности и обнажённости (как бы парадоксально данное сочетание ни звучало) скрыто куда более глубинная близость, нежели в пустых разговорах.
Когда-то я стремилась говорить, говорить, говорить... Будто слова были чем-то вроде воздуха, а я всё никак не могла надышаться. Теперь я мечтаю о звонкой и ломкой тишине и пронзительных взглядах насквозь. Потому что слова имеют мерзостное свойство - они лгут даже тогда, когда говорят правду. Глаза же говорят всегда правду, особенно когда пытаются соврать.

Остывший глинтвейн, старые фотографии, воспоминания, бессоница и тишина.
Ощущуние наконец-то-всё-сказанности. Полная свобода совести и действий.
Почему нужно обязательно обжечься, чтобы понять великую истину - молчи. И будет тебе счастье

@темы: Коротко о глубокомысленом, Немного Агнии во мне

05:49 

lock Доступ к записи ограничен

И если и убьёт её природа, то только яблоком по голове. (с) Дмитрий Воденников
Пляски-жиротряски, или Любимой работе посвящается...

URL
02:48 

Новости.

И если и убьёт её природа, то только яблоком по голове. (с) Дмитрий Воденников
Бессовестно передираю идею у Алисы)
Новости вконтакте

Павел Гнилорыбов вышла замуж - Кажется, я что-то пропустила, О_о...
Наталья Брежнева: Господи! отправь все калории в сиськи - Мда, даже добавить нечего
Алексей Leshy Чубуков следит за тобой! - Ога, как только соберёшься ему что-то написать - он тут же грамотно маскируется.
Лизавета Лупинина у вас грелка для пупка есть?=). - Всегда ношу с собой =)
23:55 Tenzin Tuji добавил друга: Ольга Бузова...
08:57 Tenzin Tuji Теперь Мой Друг - Ольга Бузова - из Дом-2. - А с виду приличный человек
Артём Дорошенко: Превет!Меня завут ИГНАТ!давай знакомитьса?я сам не местный,одеваюсь модно,со вкусом,души использую толька француские.не пью,нне курю,однолюб. - Эээ...Знавала я одного Игната. Подлец редкостный.
Алексей Leshy Чубуков добавил новую заметку контрабандное мясцо. - А что у вас, ребята, в рюкзачках? репортаж с проходной мясокомбината)
Артём Дорошенко был отмечен на фотографии в альбомах: эээ...вобщем альбом с самыми более нормальными фотками). - Самые более нормальные...Такие вообще в природе существуют? О_о
Марк ツ wolf ツ Плоткин Елисеев Артём ХРЮНДЕЛЬ!!!! - Без комментариев
Евгений J.P.R. Лаврентьев Ненавижу столб в "Жаре"перед сценой!!! - Господин Звездулькин разбушевался...
Дима Щербачёв Ура, всех с Днем разведывательных войск Армении!! - Ушла праздновать, аха...
Антон Quest Никитин иваново город невест) тока чёто тут все не оч). - Нда, вот так разбиваются детские мечты...
Лейла ♥butterfly♥ Алекперова я поработила Алекперову так что теперь пиздец дружки. - А вы думали мы живём в демократическом государстве? Дули!
Дмитрий Николаевич Тарасенко <- настоящий говнофотограф с говнофотоавкой бгггг. - Что правда, то...сами понимаете)
Роман wasserman СУКААААА!!!!!! ЗАДОЛБАЛИ ПРИГЛАШАТЬ В ЭТИ СРАНЫЕ СМС-ГРУППЫ!!!!!Цыбарэта - худшее, что можно сосать... Всем доброго утра!!!_). - Алиса, что ты там про белый творожистый осадок говорила?
Роман wasserman. О себе: Старый Мудрый Динозавр, извращенец, бугай, нравяцца полные ножки, искусан жуликами, дурак-кровать, бомж, и симпатичный тоже. - За это мы тебя и любим))

@темы: Немного Агнии во мне, Этому валерьянки больше не давать

01:53 

И если и убьёт её природа, то только яблоком по голове. (с) Дмитрий Воденников
Каким образом из толпы неформалов можно выделить главного организатора концерта?
Это единственный человек, который не матерится, не пьёт, не носит засаленные патлы, при этом остаётся нефором...и самое ключевое - он отвечает всем и всегда на любые вопросы..в том числе на спам.


@музыка: Михей - Туда

@темы: Немного Агнии во мне, Коротко о глубокомысленом

02:54 

lock Доступ к записи ограничен

И если и убьёт её природа, то только яблоком по голове. (с) Дмитрий Воденников
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
03:40 

И если и убьёт её природа, то только яблоком по голове. (с) Дмитрий Воденников
Просыпаться с улыбкой на покусанных губах.
Помнить, обязательно помнить, что реальность не так далека от снов, как кажется на первый взгляд.
Заваривать чёрный-чёрный кофе и на скорую руку готовить гренку, золотистую, как предзакатное солнце в сентябре.
Напевать мелодии скандинавских земель, морей, городов...
Дышать.
Улыбаться маленькому паучку, строящему паутинку на родном подоконнике.
Ждать новостей.
Обнимать томик Кортасара и плюшевого пингвина.
Ждать новостей.
Валяться в постели, окуная голову в моря простыней...
Утопать в закатном мареве, выглянув на балкон.
Кричать и танцевать в истерике...
Ждать новостей.


Зелёные глаза на фото, рыжеволосость в прошлом, письма-конверты-письма, осень.
Жизнь, как консервная банка. И букет ромашек, рассыпавшийся по полу.

@музыка: Kent - Protection; Мои ракеты вверх - Wanchucha

@темы: Немного Агнии во мне, А мой шёпот - всего лишь шум дождя

06:20 

Точки со знаком вопроса

И если и убьёт её природа, то только яблоком по голове. (с) Дмитрий Воденников

Полупустая комната, остывший чай на подоконнике, исписанные мелким почерком листочки бумаги, разорванные пополам...и нескончаемый ветер, ударяющий по расстроенным клавишам души


"...Знаешь, мне кажется, наше время истекло... Будто просочилось сквозь пальцы, как жемчужное молоко рассвета...
Да, нам было действительно здорово вместе - бродить по заваленным апельсиновыми листьями дорогам, ловить звёзды, скатывающиеся с покрывала неба, и дарить их друг другу. Так легко, свободно, словно мы были сотканы из лепестков одуванчика: дунешь - и как будто ничего и не было - только воздух, распадающийся по крупицам, как манная каша...
Ты прости меня за мои истерики, за дрожащий голос и идиотские смешки. И пойми - так нужно!
Мы стали слишком чужими: нет больше никакого трепета, вожделения, нежности... ты остался таким лёгким, неосязаемым, детским...а я стала какой-то суровой, ещё более дикой..дикой до предела нервных волокон... Я стала чужой, не ты...
И не вини меня за эту несвоевременную слабость, ты же знаешь я всегда страдала какой-то особой, смешной криворукостью...
Я знаю, ты меня не слышишь, но всё равно повторяю только "прости", "прости", "прости"
Твоя Агния..."


Из материалов уголовного дела. Признание некой гражданки N:
Я не знаю, как это случилось... Было темно, я сидела на подоконнике и писала ему письмо, хотела сказать, что ухожу... навсегда...
А он подошёл, уставился на стекающие струйки дождя по стеклу и стал напевать свой проклятый джаз, который всегда наводил на меня отпечаток печали... Он мурлыкал мне на ухо какие-то нелепые стихи, пританцовывал, звал туда, под дождь, тянул меня за руки...улыбался так хитро...
И я не смогла больше выносить эти его мелодии и глаза, серые, как пасмурное небо в окятбре. Руки стали шарить по столу в надежде найти спасение... Спасением оказался старый кольт, он же сам его и принёс, и на стол положил, и ко мне ближе подпихнул... Ну, я и выстрелила.. Кто ж знал, что я вообще куда-нибудь попаду - у меня глазомер ещё со школы сломанный.. а тут такое дело... Это всё стресс, состояние афекта, ну, вам же виднее... правда? Никто же не виоват? Да и потом...кто он такой? Всего лишь часть моей души, часть моего тела... Какой-то нелепый лирик, поселившийся во мне в середине прошлого сентября... это был, между прочим, самовольный захват территории..а вы говорите "убийство"... Да кому он нужен был лирик этот несчастный? что вы говорите? подписка о невыезде?
да куда ж мне теперь-то без него ехать? мне теперь и туманы не туманы, и лотосы напоминают бумажные салфетки, и дороги - всего лишь асфальтовые мостовые.. Да, и письмо отдайте - оно не ваше...


"Помнишь, как мы ругались с тобой, сидя на нашей тёпло-медовой кухне, мм? А потом я улыбалась в ответ на твой откровенно-мечтательный взгляд? Потому что понимала, что жизнь стоит того, чтобы жить... и чудо стоит того, чтобы в него верить...
И мы устало бреди под одеяло, и смотрели сны, и плавали в бирюзовом море надежд...
Лирик, давай начнём всё сначала, а? Ты только воскресни как-нибудь, в один из обычных осенних вечеров...
А я обещаю исправиться.. я буду стараться...ты только вернись, ладно?
И не молчи...не молчи..."


Осень ворвалась в мой дом неслышно. тихо. устало.
посмотрела в мои глаза и отвернулась.
Кажется, мы расставили все точки над i..
А нужно было ставить многоточия
.

@музыка: Kent - bienvenue au club; Kevlar soul

@настроение: запах отчаяния и свежий ветер в лицо

@темы: Этому валерьянки больше не давать, Ночь настала - скучно стало, или графомания как диагноз, Немного Агнии во мне, Да? Ну, извини...

02:14 

lock Доступ к записи ограничен

И если и убьёт её природа, то только яблоком по голове. (с) Дмитрий Воденников
Всего лишь психоз перед зачётом по зарубежке...

URL
00:25 

Вечное сияние чистого разума.

И если и убьёт её природа, то только яблоком по голове. (с) Дмитрий Воденников

Прочь из моей головы,
Здесь и так кавардак…
(с) Сплин

Однажды он проснулся полностью опустошённым, будто лишившимся привычной телесной оболочки, выставившим свой нежный душевный мякиш на открытое пространство, продуваемое со всех сторон колкими, жёсткими и холодными ветрами-суховеями… Всё в этом хмуром зимнем дне текло своим обычным чередом, закручиваясь в бледно-лиловую дымку подсознательного чувства одиночества, а он всё не мог найти успокоения грызущему чувству апатии, навалившемуся всем своим огромным, бегемотоподобным туловищем на его душу и похоронившем её под грузом тягостных дум… Будто из самой сердцевины его чувств, мыслей, дыхания вырвали солнце, согревающее своим светом весь его такой хрупкий и ранимый мир, и теперь на его постаменте осталась чёрная дыра пустоты… Ностальгия, неосознанная и в то же время раздирающая его на сотни частей, звала к берегу океана, заброшенном дому, развалившемуся на морском песке, а ещё она, неведомо зачем, тянула его к полусумасшедшей синеволосой девушке, так же одиноко, как и он, шагавшей вдоль берега, силясь найти в песке и рваных облаках что-то необъяснимо важное, но безвозвратно утерянное, то, что заставляло жить и дышать, а теперь куда-то исчезло, затерявшись среди чужих лиц, голосов и бесконечного, спокойного неба… Откуда же им было знать, что это неведомое, неосязаемое, но колющее кончики пальцев миллионами нервных иголочек «что-то» - память об их любви…
***

Стереть воспоминания. Два слова, которые могут помочь забыть о романе, кажущемся крайне неудачным, зализать кровоточащие раны, унять, как терпкая настойка из подорожника, боль в сердце, а заодно разрушить жизнь, порвать внутри человека тончайшую, словно паутинную, нить надежды, в одно мгновение лишить его веры… Ты сам хотел этого, Джоэл, заказывая в клинике эту незатейливую процедуру, играющую в прятки с забвением. Своими руками собирал вещи, напоминающие о Клементине, глядел на них в последний раз глазами, испившими печаль до дня, и относил их в пасть волшебникам, обещавшим избавить от занозы в сердце – от саднящих воспоминаний о твоей синеволосой Клементине, твоём маленьком чуде, ставшем для тебя настоящим спасением… Поэтому беги, Джоэл, беги – спасай последние осколочки своих воспоминаний о ней, прячь их в самые потаённые уголки души, в самые глубокие норы воображения, лишь бы только вспомнить Клементину, когда проснёшься следующим утром… Хватай её за руки и беги без остановки, чтобы сохранить в тяжёлых, как все слёзы этого мира, сундуках подсознания секунды, проведённые вместе с ней, её дыхание, поцелуи, голос… Потому что у тебя нет другого выхода, Джоэл, – иначе она навсегда ускользнёт из твоей жизни, превратится в яркого воздушного змея, улетевшего в ветреную погоду куда-то на северо-восток, она станет дождём, проходящим сквозь твою кожу, проникающим вглубь сердца, но ты никогда её больше не вспомнишь…
***

Ностальгия по далёкому светочу, освещающему путь в темноте забвения, одиночества и неясных ощущений, толкнула девушку в его объятия. И теперь эта синеволосая девушка больше не кажется ему сумасшедшей – она чудо, настоящее, обжигающее и такое любимое… А он наконец-то нашёл себя самого, простого Джоэла, среднестатистического зануду со взглядом кролика… Жизнь всё расставила по своим местам, нагло проигнорировав эти игры в классики с памятью. Так почему бы им не начать всё с начала, вновь заполнив пустоты коробки с воспоминаниями улыбками, взглядами, созвездиями и совместными буднями, если сама судьба хитро подмигивает, в очередной раз сталкивая двух отчаявшихся, запутавшихся в себе людей на краю пропасти одиночества?

@темы: Рецензии, Немного Агнии во мне

00:19 

Харуки Мураками. К югу от границы, на запад от солнца.

И если и убьёт её природа, то только яблоком по голове. (с) Дмитрий Воденников
Возможно ли потерять что-то необъяснимо важное, не сказанное, недосказанное, что-то, граничащее и переплетающееся с первой неосознанной любовью и собственным «я», расставшись в детстве с маленькой девочкой, живущей в соседнем квартале? Или, быть может, это не просто возможно – это необходимо для дальнейшего развития и существования? А самое главное – как выжить, заново обретя любовь к этой девочке, сидящую в сердце тяжёлой металлической занозой, спустя двадцать пять лет; любовь, ураганом ворвавшуюся в жизнь, опутывая реальность ореолом загадки, похожей на галлюцинацию и наваждение; и понять – не сон ли это.
Таинственная история о жизни, любви и призраке смерти успешного токийского бизнесмена средней руки Хадзимэ, запутавшегося в себе, а заодно и в окружающей реальности. Кто все его девушки, женщины, подруги, жёны, даже дочери? Случайные попутчики на поезде жизни или отражения его самого в сотни зеркал, заполнивших его опустошённую и надломленную душу? Да и кто он сам, тот ли уверенный в себе, красивый, тридцативосьмилетний владелец джазовых баров, за кого себя выдаёт, или обыкновенный двенадцатилетний мальчишка, привыкший к одиночеству и поцарапанным грампластинкам с записями джазовых импровизаций? Ответы на эти вопросы и пытается найти Хадзиме, переживая собственные эмоции и их восприятия особенно обострённо: то надрывно, то меланхолично, на грани нервных срывов и заплывов в бассейны с тёмной водой опустошённости.
Его жизнь была бы счастливой и радостной, такой, которую принято называть полной чашей, если бы не история любви столетней давности с одноклассницей-хромоножкой Симамото, загадочной и постоянно напоминающей о себе сквозь толщу прожитых лет… Почему эта таинственная Симамото каждый раз ускользает из его рук, прошептав на прощание «может быть», что означают её слова, намекающие на совместный уход из жизни? Как после разрыва с только что обретённым счастьем в её лице не свихнуться и снова начать нормальную жизнь, если, конечно, в тебе осталось ещё хоть что-то приспособленное под «нормальное» существование? Да кто же она, чёрт возьми? Умопомешательство, мир грёз, призрак прошлого, сон или дуновение смерти, нежно расползающееся по щеке? И вообще, где кончается её любовь и начинается смерть?
Всё пройдёт, и дождь, рассекающий прибрежный песок, расскажет твоему отражению сказку, успокоит и убаюкает, смоет пустоту и унесёт твой прах в воды холодного моря, прольющегося дождём над этим мистическим миром. А что по ту сторону мира к западу от солнца? «Может, ничего. А может, и есть что-то. Во всяком случае – не то, что к югу от границы»…
Книга-вопрос, книга-загадка, которая не желает раскрываться до конца… Книга, которую в полной мере можно считать «непрочитанной». Пронзительная и увлекательная, разворачивающаяся не столько на бумаге, сколько между строк, наполненная таинственным знанием ускользающей и хрупкой жизни и потихоньку нашёптывающая о неслышно танцующей за спиной смерти…

@темы: Немного Агнии во мне, Рецензии

00:15 

Милан Кундера. Вальс на прощание.

И если и убьёт её природа, то только яблоком по голове. (с) Дмитрий Воденников
«Каждый имеет право на своё скверное вино, на свою глупость и на свою грязь под ногтями…»

Вам когда-нибудь приходилось готовить, скажем, винегрет? Собственно, сотворить это нехитрое блюдо под силу даже ребёнку лет восьми, достаточно лишь следовать рецептуре. Но что получится, если беспрестанно нарушать традиционный состав блюда в поисках вкусовых нововведений путём добавления в него редиски, перчика чили, вишнёвого варенья и сырого яйца? Правильно, жижа. С литературой подобный процесс изменения традиционных блюд воспринимается и происходит гораздо острее, однако находятся смельчаки, готовые смешать селёдку с заварным кремом, причём сделать это настолько виртуозно и гармонично, что в конечном итоге получается бестселлер интеллектуальной прозы…
Кундера, подобно паучку, создающему коварные сети тончайшей паутины, поистине мастерски закручивает сюжет, сплетая пять сюжетных линий в огромный, запутанный, невероятный и потрясающий клубок повествования. Писатель (как кот, которому дали на растерзание хозяйский свитер, распускает предмет одежды до нитки, превращая жилище в воплощение хаоса) носится из одного угла комнаты в другой, запутывая и увлекая читателя вглубь истории, умудряясь вкраплять в произведение неимоверное количество тонкого юмора; несколько любовных историй; парочку утопических по своей безумности идей, оказывающихся вполне жизнеспособными и, более того, создающими новую реальность; мессию в образе престарелого ловеласа; тонкий психологический анализ внутренних монологов «недоделанного» Раскольникова и, наконец, десятки диалогов о сущности человека как создания Божьего и праве конкретной человеческой единицы лишать другую подобную единицу жизни…
Сюжет «Вальса на прощание» подобен матрёшке – в нём с каждой новой строчкой открываешь новые грани и тонкости построения, в нём смешались истории десятка семей маленького курортно-лечебного городка, ставшего одновременно эпицентром возникновения чудес, полигоном для развития замыслов чудаковатого врача-гинеколога, увлечённого своими бредовыми идеями, и простором для всеобщего ментального сумасшествия и глубоких нравственных исканий. Почему из столицы в это городишко приезжает известный трубач Клима, до остервенения влюблённый в собственную жену… Какое чудодейственное средство, излечивающее от бесплодия, вкалывает женщинам доктор Шкрета… Откуда появляется синеватое свечение в апартаментах американского бизнесмена Бертлефа… Что скрывает тёмная история с голубой таблеткой… Какие чувства испытывает бывший политзаключённый Якуб, покидая ненавистную отчизну… Нужно ли делать медсестре Ружене аборт… И почему лица большинства детей в городке напоминают одного-единственного человека… Совершенно не связанные на первый взгляд сюжетные линий вдруг резко пересекаются и расплываются массивной кляксой по холсту произведения, не раскрывая своих тайн вплоть до конца истории, и вдруг своими слившимися очертаниями вырисовывают замкнутый круг, символизирующий, что всё в этом мире возвращается на круги своя и что порой случайность имеет парадоксальную способность возвращать людям их истинное лицо, погребённое под завалами лжи, страха и прожитых лет.
Кундера с тщательностью и искусной тонкостью вклеивает в повествование, как в аппликацию, философские размышления о красоте и её влиянии на человеческую природу, о жизни и смерти, о процессе деторождения и его значимости для планеты, населённой двуногими существами, о том, какое место в судьбе человека занимает родина и её несправедливость по отношению к нему, о том, что такое ревность, жалость, любовь и чудо…
Но откуда же название - «Вальс на прощание»? Казалось бы, всё элементарно: в произведении действительно выведен чёткий контур тягостного, как тонна металлолома, или лёгкого, как крыло стрекозы, прощания… Сказать терпкое и отдающее тяжёлым железным привкусом слово из шести букв «прощай» в конце своего монолога приходится рано или, увы, слишком поздно практически каждому из главных героев: кому-то родине, кому-то – любви, кому-то ревности, а кому-то – жизни… Но где же вальс, скажет недремлющий читательский скептицизм? В роли вальса у пана Кундеры выступает сама жизнь, которая творит свою музыку неслышно, легко, играючи, но неотвратимо. Каким будет твой прощальный вальс, и будет ли он вообще? – пожалуй, ответ на этот вопрос можно будет найти лишь в книге, столь любимой самим писателем…

@темы: Немного Агнии во мне, Рецензии

22:54 

Алексей Иванов. Сердце пармы.

И если и убьёт её природа, то только яблоком по голове. (с) Дмитрий Воденников
В этом мире всё просто, прекрасно и жестоко. Здесь жирные тучи, вспарывающие животы о хищные зубья отвесных скал, роняют на ельники и буреломы дожди, а позолочённые ранними осенними холодами берёзовые листья заплатками проглядывают сквозь тайгу. Здесь, под розовыми молочными восходами прищурившегося светила, земля щедро поливается кровью сросшихся в извечном противостоянии двух великих народов и двух великих вер. Здесь творится языческая чертовщина, загнанная под православные купола, и сквозь тёмную, каменную почву, почти не пригодную для посевов, проклёвываются ростки истинной православной веры, такие же стойкие и непоколебимые, как вековые сосны, раскинувшие свои ветви под солнцем уральских земель. Здесь, почти как Мона Лиза, загадочно улыбается кровожадная Сорни-Най и недобрыми красными угольками вспыхивают днища её ненасытных глаз, решающие все судьбы этих бескрайних простор. Этот мир зовётся Великая Парма.
Ветвистое, как лосиные рога, эпическое повествование подобно колдовской, демонической жиже, которая поражает воображение уколом сотни тоненьких игл, чем-то неуловимо похожих на еловые, сковывает и утягивает читателя в самое своё сердце, в сердце пармы. Чего только нет в сюжете этой поистине загадочной и порой пугающей книги – как в небезызвестной присказке, здесь смешалось всё: кони, люди – и огонь неутихающей, безумной любви, палящий души людей и города до чёрных пепелищ, и беспощадные битвы, сплотившие или разогнавшие по разные стороны пермских лесов многоликие народы, и душевные терзания на грани умопомешательства как главных, так и второстепенных героев, способные перевернуть ход истории целых государств… Под высоким и тяжёлым небом пармы свились в одну и накрепко переплелись судьбы двух народов – пермяков и русских: от деревенского люда до княжеских родов, таинственных хранителей пермских тайн – хумляльтов и ламий до богатырей, спасших ценой собственной жизни не только жизни других людей, но и веру этих людей, их историю, духовность и совесть. Со страниц книги так и глядит своим прищурено-хитрым взглядом старый мудрец, не пожелавший покориться чужой вере, светловолосый и статный воевода, не сумевший простить самому себе подлость и малодушие, черноокая ведьма, идущая тропинками судьбы, хмурый справедливый князь, познавший великую истину, великую любовь и великое одиночество.
Кажется, что истина произведения скрывается в нерушимом соперничестве двух великих вер, но это вовсе не так. Да, люди режут друг друга без тени угрызения совести, озлобляются в ненависти, дичают и гибнут за веру. Но на самом деле поднимается совсем иной вопрос: А настолько ли различны эти две сумасшедшие веры и эти люди, вспарывающие друг другу животы в неистовой ярости? И вообще различны ли они? Ответ появляется туманно, но в процессе чтения становится всё более очевидным: мы все ходим одними и теми же дорогами под этим синеглазым небом, молимся одним и тем же богам, по привычке называя их разными именами, да и живём-то по сути абсолютно одинаково: едим, спит, ссоримся, воспитывает ребятишек, любим и скорбим по погибшим…
Так зачем тогда война? И эти нелепые православные крестоносцы-священники, насаждающие парму на копья, напоминающие кресты, московской кабалы? И на этот вопрос у талантливейшего Иванова есть свой ответ, даже два: русский и пермский, которые открываются под конец повествования, но всё же оставляют за собой право предложить читателю довольствоваться лишь многословным многоточием…
Иванову по-настоящему удалось заварить муторную, мухоморную, колдовскую похлёбку повествования, которая поначалу давит читателя. Но затем, в единый миг, странная, до конца не понятная и не изведанная жидкость романа вдруг превращается в ледяные воды чистейших горных ключей, которые дают читателю, как уставшему после длительной дороги путнику, напиться и, наконец, осознать самое важное: суть книги заключена в её неимоверной энергии и силе старинных пермских легенд и былин, глядящих своими дикими, бесноватыми глазами прямо в душу, стирая с неё следы сомнения. Роман заставляет поверить лишь в единого бога, имя которому Судьба. Но именно поверить, а не сломаться под тяжестью его прямого взгляда, не надломиться и упасть, не покориться, подобно последнему рабу, и принять свою Судьбу с достоинством, что бы она с собой не несла, гибель ли или победу, предательство сына или нежданную помощь от заклятого врага…
Потрясающая книга, которая оставляет после прочтения пусть и тягостные, но всё же необходимые думы о силе выбора, человеческом достоинстве, способности к самопожертвованию, истинной бескорыстной вере и способности принимать смелость идти по пути своей Судьбы, гордо подняв голову к жгучей синеве бархатного одеяла неба, утыканного стекляшками звёзд…

Агния

@темы: Немного Агнии во мне

22:48 

Однажды

И если и убьёт её природа, то только яблоком по голове. (с) Дмитрий Воденников

Что может случиться одним пасмурным, прозрачным днём с уличным музыкантом, разносчицей цветов, двухлетней девочкой, продюсером маленькой звукозаписывающей студии, пожилым мужчиной, чинящим пылесосы и девушкой, живущей в Лондоне? Да всё, что угодно, в том числе и маленькое, кажущееся совсем незаметным и невзрачным, но, тем не менее, настоящее чудо…
Небритый, рыжеватый парень с дырявой гитарой наперевес, поющий песни собственного сочинения лишь по вечерам, когда никто толком-то и не слушает его надрывное пение, и хрупкая, русоволосая девушка с охапкой журналов и пылесосом в руках, кидающая в его чехол десять центов – казалось бы, обычные молодые люди, которых сценаристы вот-вот подведут к роману и постельной сцене в конце, вот сейчас, буквально за следующим поворотом, а нет: эти двое – целая звезда солнечного масштаба, вокруг которой вращаются другие не менее значимые, но отодвинутые на второй план планеты; и не будет в конце никаких постельных сцен и баталий, ибо к чему все эти условности, когда важно совсем другое, когда акцент делается на волшебстве человеческого общения, способного возродить, излечить, сподвигнуть на поступок, а не на каких-то там сценах? У каждого из героев своя жизнь с каждодневными заботами и проблемами, такая обычная и земная, знакомая каждому зрителю, и вместе с тем невероятно искренняя и трогательная, такая наивная – до мурашек по коже. Как накормить ребёнка в отсутствии его отца, как прожить на жалкие доходы от ремонта пылесосов, как выучить английский с помощью телевизионной передачи – всё это жизненно важные вопросы, которые героям приходится решать, чтобы элементарно выжить, но и они теряют свои значимость и актуальность на фоне глубинного взаимопроникновения двух творческих людей в души друг друга. А когда волшебство вдруг высекает кремнием доверия в душе искры надежды и веры, а быть может, и любви, тихой, незаметной, но удивительной и потрясающей, наделённой неимоверной созидательной энергией, жизнь переворачивается с ног на голову, а небо падает на землю… И тогда можно не без доли удивления обнаружить, что подобный толчок от судьбы становится прекрасным лекарством от городской депрессии, одиночества и тоски, плавно перетекающих в извечную меланхолию и депрессию.
Настоящий, искренний, бесконечно добрый, очень простой и немного грустный фильм о взаимопомощи и дружбе, о любви и верности, об искренности и надежде. Фильм, возрождающий в памяти потрясающий букет, составленный из прожитых эмоций, заставляющий зрителя оценить и переоценить свою жизнь, во многом очень простую, но иногда непонятную и трудную, как задачи по высшей математике. Фильм, похожий на дуновение тёплого июльского морского бриза – смотрится на одном дыхании, оставляет потрясающе светлый след в сердце и щёки со стекающими солёными струйками. В нём минимальное количество декораций, абсолютное отсутствие спецэффектов и голливудских звёзд первой или даже предпоследней величины; на протяжении всей картины не покидает ощущение, что и не фильм это вовсе, а кусочек жизни, скажем, соседей, подсмотренный сквозь открытое окно на кухне.
Удивительное кино, сочетающее в себе показанную с невероятной лёгкостью грубую жизненность и волшебство, присущее сказкам. Таких фильмов действительно мало, и на фоне тотального засилия киноиндустрии американскими полуфабрикатами, индивидуальность этой картины играет яркими красками, словно капля воды в лучах полуденного солнца.
И если всё вышесказанное можно списать на некстати проснувшийся и расшалившийся субъективизм и заявить, что фильм на самом-то деле так себе и даже хуже, то уж точно невозможно отрицать тот факт, что картина наполнена потрясающими музыкальными композициями, очень настроенческими, порой надрывными, исполняющимися на пределе всех душевных сил, сумасшедше прекрасными и лирическими, западающими на самое дно души, оставляющими в сердце привкус горьковатой грусти и сладостной веры в любовь.
Обычно я не советую смотреть фильмы, но это как раз тот случай, когда из правила так приятно сделать исключение!
Агния

@темы: Немного Агнии во мне

01:34 

И если и убьёт её природа, то только яблоком по голове. (с) Дмитрий Воденников

Дело не в интрижке, а в том, что она перевернула жизнь.
Саша Денисова

Когда я устаю притворяться и, наконец, вдруг дерзко решаю посмотреть правде в глаза, мне не схватает сил. В условиях затуманенности сознания и местной анастезии чувств все силы брошены на крошечный участок восточного фронта, ибо там нынче идут ожесточённые бои за качество оценки произошедших событий.
Люди - существа мнительные и, как ни крути, трусливые. Мы озираемся в переулках, нервно сглатывая подступающий к горлу ком страха, лишь из-за того, что нас часто пугают страшные бяки-буки, наивно глядящие на наши искарёженные ужасом лица своими небесно-голубыми глазами ведущих телевизионных новостей. Мы нервно крестимся и повторяем всуе имя, которое можно называть лишь шёпотом, ночью, в молитве, из-за случайной встречи с базарной цыганкой или пролетевшей над головой вороной, трясёмся в предвкушении "мистики"... Что уж говорить о земном, нелепом и жутком "переворачивании с ног на голову" всего, что когда-то по какой-то глупой шутке было твоей жизнью...
И вот когда в эту ошибку-прошлую жизнь врывается вихрь, ураган, или попросту "интрижка", мы ломаемся от страха за призрачное будущее и пятимся назад, забывая о том, что сзади, быть может, пропасть. Человек может испугаться странностей, причуд на грани чудес и сойти с пути, в конечном итоге заблудившись.
И как бы ты не протягивал руку, как бы не силился спасти, как бы ни бежал на встречу - всё пустое, как высохшая за зиму картофелина. Нужно чётко и ясно осознавать, что люди могут просто бояться изменений.
Но здесь как раз-таки вмешивается вездесущая девушка-судьба (порой она элегантна до умопомрачения, но зачастую - под глазами у неё красуются подтёки от туши, волосы взлохмачены, а изо рта доносится запах стойкого перегара), которая крутит пальцем у виска вам обоим и орёт, что есть мочи: "Бараны, (ик) я зачем вас так долго (ик) и упорна сводила? От скуки что ль?"
И пусть неприятно заигрывать с этой странной бабой, пусть назад идти нет сил, а вперёд - желания, с судьбой не поспоришь - механизм "переворачиваемости" уже запущен в действие, таймер отсчитывает уготованные ему секунды тщательно и остервенело, и рыпаться действительно поздно. С этих пор прежняя жизнь становится постылой и чужой, а мысли утекают в какую-то временную воронку.
Кажется, что выхода нет.
Потому что его на самом деле нет.

То, что ты, смеясь, называешь "интрижкой", овладело твоей жизнью, запутало все следы по дороге назад и стало на твоём пути, упрямо глядя в твои глаза и тихо улыбаясь на прощание...

 


@музыка: Muse - Bliss, Megalomania, Thoughts Of A Dying Atheist; Kent - Romeo Atervander Ensam

@темы: Немного Агнии во мне, Бред из разряда лирических, А мой шёпот - всего лишь шум дождя

Истекая временем

главная