Квазимеханизмы
И если и убьёт её природа, то только яблоком по голове. (с) Дмитрий Воденников

Бывают настолько скучные, настолько нелепые в своей тошнотворной однообразности дни, когда единственным средством развлечения собственного «я» является, что бы вы думали… путешествие к почтовому ящику. Идёшь по двору в каком-то совершенно невменяемом виде, нелепом обмундировании (ключ, фонарь и отвертка в руках на всякий случай – традиционный набор маньяка-неудачника), шлёпаешь сапогами по лужам, купая их носы в талой, мутной воде. Кажется, будто проделал грандиозный путь, хотя на самом деле прошёл всего-то метров десять до соседнего подъезда. И в душе так отвратительно пусто, что и слов никаких не подобрать для описания этого настроения. И тут находишь в ящике письмо, с вложенной в него улыбкой и кусочком души, такое тёплое, искреннее, что чувства пробуждаются, как спящая красавица от поцелуя принца, гнома, леприкона (ну, кто там из них был особо падок на Белоснежек?)..
Валяешься на кровати, зарывшись в книги и плед, фантики от леденцов и газетные страницы, читаешь письмо. А там – километры строчек о том, как человек, это самое письмо написавший, восторгается и потрясается полнотой и гармоничностью твоей жизни, её яркостью и необычностью. Твоей жизни. Жизни с возможностью открыть почтовый ящик как единственной надеждой на что-то настоящее…

И тут вдруг в комнате, которая уже и комнатой-то быть перестала, а превратилась в берлогу или лисью нору, где разодрали полчище подушек, содержимое которых создаёт рождественское настроение, копируя снег, раздаётся телефонный звонок. В трубке – усталый и даже почти знакомый голос, голос, который ты слышал давно, в прошлой жизни, а сейчас почему-то забыл. И голос странной мелодичной скороговоркой проговаривает: «привет, это я, жду тебя через полчаса там-то и там-то», и ты, нелепо заикаясь, говоришь всего одно слово: «хорошо». Кладёшь трубку и вдруг вспоминаешь этот отвратительный голос, принадлежащий человеку, которого, мягко говоря, очень не любишь – как в том анекдоте про Бога и мужика – Ну не нравишься ты мне! А делать-то нечего, он же уже ждёт. А ты мог бы не пойти, сославшись на срочные дела, сессию и прочее, и знаешь, что он, человек этот мерзкий, ни в коем случае не обидится, да и вообще не вспомнит о факте твоего существования через полминуты. А очнувшись от собственного бессилия, спровоцированного тяжкими размышлениями, понимаешь, что под ногами булькает вода, руки замёрзли без перчаток и самое жуткое – ты почти пришёл в обговоренное место, которое, кстати, тоже терпеть не можешь. И надо бы развернуться и пойти обратно, это если быть честным с самим собой. Но нет. Набираешь побольше сырого, свежего воздуха в грудь, стряхиваешь с волос капли дождя и заходишь в милое маленькое кафе в полной уверенности, что никто тебя там не ждём, потому что – и ты это твёрдо знаешь – человек с голосом, который ты почти не помнишь, тоже тебя не особо любит. Вообще не любит и никогда не любил. Собственно, вы чрезвычайно гармоничны во взаимной нелюбви. Но он сидит за самым отдалённым столиком, уставившись в окно, и неспешно курит. И ты подходишь к нему, садишься рядом, и молчишь. И молчишь. И молчишь. И начинаешь тихо ненавидеть день за то, что он не сгинул в своей собственной тошнотворной однообразности, а вынудил тебя рыпаться, куда-то бежать и напоминать самому себе муравья, спасающегося из затопленного муравейника. И молчишь. А потом небрежно просишь у человека сигарету, и он даёт – хотя прекрасно знает, что ты не куришь, и его терпеть не можешь отчасти и из-за его привычки, из-за этого вечного запаха дешёвых сигарет. А ещё он прекрасно знает, что ты скомкаешь эту сигарету и выбросишь на пол, и поэтому лениво улыбается, ощущая себя властителем твоей душонки.

Так проходит час-другой, потом он вдруг вспоминает о твоём присутствии и предлагает пройтись под дождём, так сказать тряхнуть стариной. И ты естественно не отказываешься. Так проходит ещё час-другой. Мысли в голове меняются одна за одной – как же я его ненавижу, что я здесь делаю?, да он прав, дурак, ненавижу, что-то в его словах есть, хочу домой, хочу домой, хочудомойхочудомойхочудомой… Так вы бродите по городу до тех пор, пока не вымокните полностью, затем, не прощаясь, расходитесь каждый в свою сторону. И ты идёшь в свою лисью нору с искусственным снегом и книгами, в тепло, к письму, и на душе так чисто, упорядоченно, как на капустной грядке после прополки. И улыбаешься неведомо чему. И если бы в этот момент тебя кто-то остановил и спросил, куда ты путь держишь, то ты непременно бы ответил в стиле Гришковца: «Я иду восвояси. Знаете такое место. Вот туда я и иду»…
У меня же там так здорово, вместо потолка – небо цвета бирюзы, и в зеркалах отражается моя улыбающаяся физиономия… и мне приходят письма… и звонит телефон… и в кармане завалялась сигарета, которую я скомкаю и выброшу… Меня там ждёт моя такая яркая и необычная жизнь…


@музыка: The Doors

@настроение: дождь, небо цвета бирюзы и телефон

@темы: Немного Агнии во мне, Полька, канкан и, естественно, марш Мендельсона