Квазимеханизмы
И если и убьёт её природа, то только яблоком по голове. (с) Дмитрий Воденников

 

Если произведение искусства вызывает споры, - значит, в нём есть нечто новое, сложное и значительное.
(с) Оскар Уайльд.

Татьяна Толстая – писатель восхитительный и, как большинство гениев, чуточку лукавый. Вроде бы написала один роман, а если приглядеться внимательнее – как минимум два. Первый – для общей массы, зашоренной, отсталой и ограниченной, той, которая всерьез воспринимает все авторские метафоры и кривится от оригинальности языка – своеобразный вариант для невежд, с ухмылочкой нарекающих «Кысь» фантастикой или, упаси Боже, фэнтези. И Второй – для тех, кто умеет читать между строк, соотнося написанное с тем, что творится в стране, с историей этой страны; для тех, у кого хоть однажды всплывал в голове, как в бурлящих щах, вопрос о смысле жизни, о принципах гуманизма, о морали; кто не раз с отвращением говорил самому себе: «да, все мы звери»…
«Кысь» - это удивительно острая и актуальная как никогда политическая и социальная сатира на российскую историю и современную действительность, где все обитатели утратили человеческий облик, стали звероподобными, где царит невежество, бессмысленная жестокость и полнейшая деградация всех слоев населения. Толстая рисует сюрреалистичный мирок – град Федор-Кузьмичск, некогда бывший Москвой, уничтоженной ядерной катастрофой. Здесь по небу летают зайцы, на еловых ветвях растут отравленные радиацией финики, а люди имеют Последствия – у кого чешуя, у кого - гребешки, у кого – хвост или третья нога. А в головах – тьма, безграмотность, невежество, дикость. Главный герой Бенедикт – своеобразная квинтэссенция, собирательный образ зверочеловека, озлобленного и невменяемого, вдруг возомнившего себя интеллигентом. Жажда к знаниям, тяга к прекрасному, искусству, литературе, вдруг проснувшиеся в его душе, настолько противоестественны образу Бенедикта, что это противоречие не даёт покоя – как человек, рассуждающий о «марали» способен зверски избивать живое существо, убивать, топтать ногами святыни? Татьяна Никитична не наделяет Беню не гуманизмом, ни состраданием, ни раскаянием – ему чуждо всё человеческое, а книги, которые тонким флёром создают видимость его духовного возвышения – лишь материальные блага, культурные ценности, по сути бумажки. Бенедикт одинаково рьяно, с усердием и глубочайшим интересом читает и Сартра, и Гоголя, и издание «Маринады и соления», и «Гамлета», и сборник эссе «Гигиена ног в походе», и даже «Муму». Но ничегошеньки не понимает, максимум, что он делает – пытается соотнести непонятные цитаты Пушкина или Шекспира с собственным жизненным опытом, в котором кроме поедания запеканки из мышей и хождений по бабам, ничего и не было. Жизнь Бенедикта – своего рода передвижение по социальной лестнице, а также путь от полной покорности власти до революционных восстаний. Путь бессмысленный и беспощадный.
Толстая вырисовывает образ российского революционера. Что это за животное? Тупое, отвратительное существо, начитавшееся книг о свободах, толком не понимающее, что это вообще за слово-то такое. И Бенедикт – революционер поневоле, он свергает прежний режим не из-за каких-то политических устремлений и взглядов, нет – ему просто хочется разжиться книгами, и никаких мук совести, терзаний, больной души. Разве не картинка из учебника истории за шестой класс? Революция, бунт, народные массы, интеллигенция, декабристы, а на деле – одна тирания сменяется другой, и все дела. Кстати, об интеллигенции Толстая тоже не забыла – два братца из ларца Никита Иваныч и Лев Львович, замечательнейшие образы русских духовно богатых трутней, все дни проводящих в пустых рефлексиях по благам прошлого – «холодильник двухкамерный, по ящику фигурное катание», или в лучших традициях товарища Бендера мечтающих о том, что «заграница нам поможет». В общем-то, в книге нет ни единого положительного образа – там все ничтожны, жалки, убоги. И даже Бенедикт со своими рассуждениями о культурных ценностях, терзаниями, кошмарами и душевными метаниями немощен, ибо все его желания изначально неосуществимы, из «Княжьей Птицы Паулина» давно испекли «каклеты», а он так ничего и не понял, остался все тем же хвостатым неандертальцем, хоть и показалось на минутку, что очеловечился.
Страшная и прекрасная книга о том, что, оправдывая свои поступки целями сохранения духовности в обществе, можно творить совершенно чудовищные вещи и деградировать всё сильнее. Книга-зеркало, отражающая человеческую сущность, правдивая и саркастическая. Книга-упрёк и книга-предупреждение, дерзкая и просто блестяще написанная. И, кстати, да, о том, что все мы – звери…

@темы: Немного Агнии во мне, Рецензии